21:49 

Хлестаков
Не начинайте искать ниточки и ключи к разгадке. Всё, чему вы научились, смотря Скуби-Ду не работает.
Название: Romeo and Juliet.
Автор: Хлестаков
Бета: Jeliza~Rose
Жанр: романтика, немного ангста, сонгфик.
Пейринг: Макс Голополосов/Стас Давыдов.
Дисклаймер: цветы - бете, тапки - автору, земля - крестьянам, парни - друг другу.
Саммари:Магия ночных аэропортов, обрывки воспоминаний и ожидание чуда. Сонгфик на песню Blue System – Romeo and Juliet.
От автора: Антоша вконец ебанулся сошёл с ума и сел писать фики по хитам 80ых.

Ночь – удивительное время суток. Любой город-миллионнник в это время словно дремлет, рассеянно мигая во сне неоновыми вывесками и посапывая голосом застрявших в пробках машин. Конечно, время это наступает не раньше двух, или трёх часов ночи, когда даже заядлые совы решают, что меньше шести часов на сон – это уже ненормально. А зимой, когда на людей нападает усталая сонливость, города засыпают даже раньше. Взять ту же Москву – даже она застывает, позволяя мягкой темноте обволакивать свои острые, колючие лучи фонарей.
Самое же удивительное зрелище, по мнению полу дремлющего Максима – это ночной аэропорт. Точнее, даже, субботний ночной аэропорт. Он похож на театр после закрытия – всё ещё мерещатся по углам фигуры актёров, но в воздухе плотным волокном висит тишина. Обычно, по выходным, да ещё и в такое недетское время почти никого нет, кроме парочки спящих, или очень злых людей, которым, обычно, за час до прибытия самолёта сообщают, мол, «извини, Маш, я время перепутал, можешь сейчас встретить?». Конечно, путают время умышленно, ибо в здравом уме ни один человек не согласиться ехать в три часа ночи за город, чтобы ещё час ждать самолёта и тащить тяжёлые чемоданы товарища до такси, которое придётся ждать ещё час, и так далее, в порядке дурной бесконечности. Исключение составлял, собственно, сам Макс, сидящий в зале ожидания. Через кресло от него дремала симпатичная девушка в больших наушниках и светло-розовой дублёнке, накинутой на манер покрывала. От наушников доносились тихие звуки какой-то попсовой песни, но слова были не различимы. Максим же уныло переключал треки на айфоне, то и дело зачем-то поправляя наушники и улыбаясь сидящей вдалеке работнице аэропорта. Та смущённо улыбалась в ответ и постоянно опускала глаза.
Конечно, Голополосов не просто так решил посидеть ночью в полупустом аэропорту. Романтика романтикой, а спать всё-таки надо было, хотя бы шесть часов в день. Всё дело было в том, что некоторые жители Прибалтики возомнили, что покупать билеты на самолёт в последний день – это очень круто и модно. Собственно, поэтому жители Прибалтики прилетали в Москву где-то в полчетвёртого. Ждал же Макс, собственно, не всех прилетевших из Латвии, а лишь одного человека по имени Стас Давыдов. Кому расскажешь – не поверят, уж действительно. Не то, чтобы Макс был слабохарактерным человеком, которого можно уговорить сделать всё, что угодно… Но учитывая то, что со Стасом они не виделись больше чем полгода, действиям Максима есть достойное оправдание. «Теперь бы ещё не проспать» - устало думал он, кликая по строчке «радио». На табло высветилась информация о том, что самолёт уже прилетел, озвученная неожиданно бодрым женским голосом. Голополосов не спешил вскакивать с места – тренированная частым общением с Давыдовым интуиция подсказывала ему, что Стас как минимум ещё полчаса будет добираться до аэропорта. Если, конечно, не потеряется по пути.
«Включи Ретро.фм ^_^» - неожиданно пришла смска всё от того же Стаса. Смысл текста долго и мучительно доходил до сонного сознания, и лишь через несколько секунд Макс очнулся и, найдя в списке нужную радиостанцию, нажал плей, готовясь услышать что-то вроде «Белые розы, белые розы». В наушниках зазвучала мелодия, а затем высокий, до боли знакомый голос.

I'll give you everything, and that's no compromise
See my broken wings to your alibies
Crying 90 tears, no sacrifice
Broken souvenirs in paradise


«Какое совпадение» - усмехнулся Макс, выстукивая пальцами ритм на коленке. Знаете, бывают песни, в которые влюбляешься на всю жизнь. Они не перестают быть любимыми даже через два, три года, да что там, даже через пять, или более лет. Они идеально подходят к самым ярким моментам твоей жизни – не важно, плохим или хорошим. Такой песней у Максима оказалось именно то, что сейчас играло в наушниках, и поганец Давыдов об этом отлично знал. Даже смешно становится – Ромео и Джульетта стала первой песней, которую он научился правильно играть на гитаре, под эту песню он впервые поцеловал девчонку, даже на выпускном она звучала во время белого танца. Ну и, конечно, с ней у Макса неразрывно ассоциировался Стас.

Oh, i never promised you love
Oh, when my heart is not enough
Oh, it's like an ocean of love to me


Наверное, ночь – самое неподходящее время для воспоминаний, но останавливать поток мыслеобразов было бы глупо, ведь когда ещё выдастся время. «Я никогда не предлагал тебе любовь» - почти рефлекторно переводились строчки в голове. Конечно, не предлагал. Просто продолжал любить на расстоянии, на корню обрубая любые попытки сердца стать ближе, мягче. Максим не привык сдаваться без боя, но тогда просто не мог сделать первый шаг, что, в принципе, объяснимо. Не часто ему приходилось влюбляться в своих конкурентов мужского пола, живущих у чёрта на куличиках. «Мне просто не хватало смелости» - продолжал выводить чистый женский голос. Смелости Голополосову было не занимать, но всё же, никак не получалось даже стать менее агрессивным по отношению к Давыдову. Трудно признать, но даже то объявление Давыдова пародией на +100500 с последующим вручением айпада было злостью на самого себя. «Это как океан любви для меня» - Макс усмехнулся. Пусть не океан, но море, переменчивое и пугающее море. В которое Голополосов старался не пускать никого. Но Давыдов на запреты всегда плевал, плюёт и плевать будет.

I'm not your Romeo and you're not Juliet
After the curtain falls
I'll drive you mad


Зазвучал припев, а сердце забилось быстрее, потому что из-за угла стали появляться первые сонные люди с чемоданами и сумками. Стас, видимо, всё-таки где-то потерялся, поэтому время дослушать песню у Максима было. «Я не Ромео, а ты не Джульетта» - надрывно вещал чисто американский голос. Да, из Стаса бы вышла плохая Джульетта, а из Макса никудышный Ромео. Хотя бы потому, что у них проблемы были посерьёзней: вместо двух враждующих семей – многомиллионные армии фанатов, у которых были не старые обиды друг на друга, а потом тупая злоба и презрение. Заяви им, что их кумиры внезапно друг друга совсем не ненавидят, а даже наоборот – чёрт знает, что бы тогда началось. «После того, как опустится занавес, я сведу тебя с ума» - девушка рядом неожиданно открыла глаза и с радостным визгом кинулась навстречу какому-то черноволосому парню. Он обнял заспанную меломанку и повёл куда-то в сторону аэропортового кафе. А Макс продолжал смотреть вдаль. За занавесом их роликов начиналось настоящее сумасшествие – быстрые, скользящие поцелуи, тихий, сбивчивый шёпот и жаркое сплетенье тел под покровом ночи. Иногда Голополосову казалось, что в нём живут два абсолютно разных человека: один грубоват, но ярок и непредсказуем, а другой мягок и необыкновенно тих. Неожиданно телефон мигнул и выключился, обрубая песню на этих словах. Вздрогнув, Максим попытался снова включит его, но своенравная техника не желала подчиняться, и лишь после третьей попытки снова засияла привычным меню. Включённое радио заставило повторно вздрогнуть от тихого, постоянно казавшегося плачущим, голоса солистки.

Love on the telephone, it's killing me
I'l sail my ship alone
Old memory.


«Любовь по телефону убивает меня» - пела она. Макс вздохнул. Порой, он завидовал среднестатистическим парочкам – ведь для них каждодневные свидания стали похожими на серые будни. У него же именно «любовь по телефону», а ещё по скайпу и аське, как в старые, добрые школьные времена. Порой хотелось оборвать все контакты, поставить точку в рваной, нелогичной истории – но не получалось. Слишком тяжело и больно было жить без единственного светлого луча с вечно лохматой чёлкой на бок. Максим порой чувствовал себя какой-то романтичной восьмиклассницей, любящей дождь, ваниль, и Его.

Back to Babilon, in my fantasy
Gonna lock my heart and losing the key


«Хочу закрыть своё сердце и потерять ключи» - протянул голос в наушниках, а сердце Максима рухнуло куда-то к потерянным ключам. Из-за угла вышла безумно знакомая фигура в белой рубашке поверх оранжевой футболки. Стас, а это был именно он, задумчиво поправил ремень сумки, столкнулся взглядом с Максом и замер. «Я не Ромео, а ты не Джульетта» - пронеслось в голове у Голополосова, пока он вставал с насиженного места. Чуть приблизившись, он заметил провода наушников на груди Давыдова и улыбающиеся губы, шепчущие что-то знакомое. «Когда занавес опустится, я сведу тебя с ума» - неслышно пел он, широко улыбаясь идущему к нему Максиму. У того сердце билось неожиданно медленно, а горле словно застрял камень. Наверное, каждому знакомо это ощущение, когда ты встречаешь человека, которого давно не видел – так и хочется развернуться и уйти, не встречаться с ним, не рушить то, что построилось за месяцы разлуки. Но это чувство быстро проходит, когда начинаешь ощущать, как скучал по человеку.
«Но я буду любить, любить, любить тебя» - между ними остаются считанные сантиметры. Последнюю строчку песни Макс припечатывает к губам Стаса вместе с мягким поцелуем. Как странно – заново изучать изгибы чужого тела. Руки почти не помнят ощущения тепла, а губы почти неуверенно соприкасаются – полгода по разные стороны границы дают о себе знать. Но тактильная память – самая надёжная. Руки Стаса легли на плечи Максима, а светлые волосы невесомо защекотали глаза. Макс улыбнулся и слегка отстранился, придерживая Давыдова за талию.
-О, детка, больше никогда не будет такой, как ты, - смеясь, выводит Стас.
-Такой, как ты, - подпевает Максим, целуя того в уголок губ.

Another you
Another you…


@темы: Angst, Fanfiction, G, Romance, Songfic

Комментарии
2012-02-13 в 13:48 

Хлестаков, мне понравилось! очень романтично!

URL
2012-02-26 в 15:06 

rijee_schastie
А я для вас неуязвима
Хлестаков, :heart: понравилось) спасибо!)))

   

+100500 x This is Хорошо

главная